Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   Сеанс групповой психотерапии в психдиспансере.

   Участники: мужики лет по 40-50, алкоголики со стажем. Ведущая: девочка-психолог, только что устроившаяся на работу после института. Тонким, срывающимся голосом читает им 30-минутную лекцию о вреде алкоголизма: алкоголь разрушает семьи, здоровье и т.д. Затем говорит: «А сейчас - групповая дискуссия. Что вы думаете по поводу сказанного?».

   Минутное молчание. Руку поднимает, скажем, Вася: «Девушка, я с вами полностью согласен! Но бывает.. невозможно удержаться. Вот недавно встретил я другана, с которым не виделся 5 лет. Ну и как без этого дела? Взяли мы огурчиков, пузырь...». И Вася в деталях описывает употребление водки с друганом. Эту тему подхватывает второй человек, третий... В течение получаса участники, формально высказывая критику к алкоголизму, смаковали детали употребления спиртных напитков.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
   Женщина в неброском платье, в сопровождении своего мужа, одетого в скромный костюм, сошли с поезда на Бостонском вокзале и направились к офису президента Гарвардского университета.
 
   Им не была назначена встреча. Секретарь с первого взгляда определил, что таким провинциалам нечего делать в Гарварде.
 
   - Мы бы хотели встретиться с президентом, — сказал мужчина низким голосом.
 
   - Он будет занят целый день, — сухо ответил секретарь.
 
   - Мы подождем, — проговорила женщина.
 
   В течение нескольких часов секретарь игнорировал посетителей, в надежде, что в какой-то момент они разочаруются и уйдут. Однако, убедившись, что они никуда уходить не собираются, он все же решился побеспокоить президента, хотя очень этого не хотел.
 
   - Может, если вы примете их на минутку, они скорее пойдут?», — спросил он у президента.
 
   Тот с негодованием вздохнул и согласился. У такого важного человека как он, уже точно нет времени принимать у себя людей так скромно одетых.
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
   Знакомый на работу устраивался. Сварщиком. Собеседование. Мастер цеха пришёл и сидят вместе с девочкой-кадровичкой (Модно сейчас - "эйчар"!) общаются. Мастер спрашивает что варил, разряд и прочие тонкости (простите, коллеги, но я в сварке как та "девочка-кадровичка"). Вопросов много задавал, знакомый отвечал и рассказывал. Девочка слушала.
 
   Побеседовали минут двадцать. Мастер говорит девочке прямо при знакомом:"Ну, специалист, вроде, толковый - прошу оформить к нам."
 
   Девочка:"Подождите! Надо пройти ещё психологический тест!"
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
   Перед битвой при Азенкуре в 1415 году, французы, предвидя победу над англичанами, решили, что будут отрезать средний палец всем захваченным в плен английским солдатам. Без среднего пальца будет невозможно стрелять из английского длинного лука и, следовательно, они будут не в состоянии воевать в будущем. Этот знаменитый английский лук изготавливался из родного английского тиса, и акт стрельбы из длинного лука был известен как "щипание тиса" (pluck yew).
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
   У Вити Кныша околела бабка. Жила себе старушка, не бздела, а тут – чпок – и загнула когти: мочевой пузырь по шву лопнул. Бабка рассол от помидоров сильно уважала. Третьего дня банку трехлитровую в один ебальничег морщинистый скушала и поехала на картошку двести километров без остановок. Там, посреди ботвы и колорадских жуков, в самом расцвете старушечьих сил, можно сказать, и крякнула. Казалось бы, семьдесят три всего – в трамвае хоть с пяти утра на костылях фехтуй, скамейки под домом на вылет проперживай, а по выходным хрючево для внука кашеварь – не жизнь, а малина. И тут такая неприятность с косой…
 
   Родственники к трагическому событию прохладно отнеслись – у кого аллергия на трупы, кому накладно, кому и вовсе похуй. В общем, чмырьё нестроевое, а не родственники: сострадания со щедростью – таракан наёб, а дармового борщеца за помин души прихавать – так у всех ебало на распашку. Один Кныш извелся весь: ему бабку жалко практически до слез – хрючево нажористое было, блинчики с павидлом, то-сё, пенсия опять же… Хули делать, хочешь, не хочешь, а зарыть как-то надо.
 
   Витек финансовое бремя на себя взвалил, а меня по-братски подсобить попросил – с одними старухами-плакальщицами и гроб, и венки, и табуретки там всякие таскать тяжко. В общем, местяк под бабушку в каком-то блядь кювете исхлопотал и, прискорбно мурлыкая "я пью до дна за тех, кто в морге", сел поджидать, пока она из этого самого морга прикатит. Покуда ждали, Кныш и его кореш – литр водяры – в квартире антураж "пичалько" навели: гераньку черной ленточкой обвязали и зеркальце для бритья чистым носком завесили, чтоб видно было – траур ниибацца.
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
   1. Весь словарь русского мата, сленга и жаргонизмов насчитывает, по некоторым оценкам, более 10 тысяч слов.
 
   2. Громкая и отчаянная брань повышает болевой порог на 15%. Доказано «Разрушителями мифов» на собственном примере в одном из выпусков.
 
   3. Матом с удовольствием ругались и защищали его как часть русского языка Александр Пушкин, Иван Бунин, Лев Толстой, Александр Куприн, Владимир Маяковский.
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
   Как-то в интернете мне попались такие слова: «Как женщина думает о мужчине, таким он и становится. Поразительная вещь. Так всегдабывает. И ничего с этим нельзя сделать. Это как тайна какая-то, понимаете? Женская сила так сильна, она так тонко действует, что ничего нельзя сделать. Если женщина тебя считает ничтожеством, ты становишься ничтожеством. Ужасная сила, разрушительная. С другой стороны, женщина считает: «Очень хорошо. Мне такой мужчина нужен. Это мой человек», - сразу, он тут же меняется, начинает расцветать». Олег Торсунов.
 
   И я задумалась. Думала долго, некоторые моменты проживала в своей жизни. А сегодня решила поделиться с вами этими мыслями:
 
   он неудачник,
   ему нельзя доверять,
   он ни на что не способен,
   у него ничего не получится,
   я достойна лучшего,
   он обязательно должен измениться,
   у него много недостатков.
 
   Этот список может быть бесконечным, если вовремя не остановиться. Этим списком мы постоянно делимся со своими подругами, с мамой, а если и не делимся, то прокручиваем постоянно в своей голове.
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
    - Елена, я могу поинтересоваться, почему в ювелирном вы у прилавка стоите не более десяти минут, а в вино-водочном отделе супермаркета вы зависаете уже сорок минут? – ласково поинтересовалась Светлана у подруги.
 
   - Здесь выбор больше, Светлана, чем в ювелирном. – ласково ответила Елена. – В свои пятьдесят вы могли бы и знать, что правильный выбор алкоголя украшает женщину сильнее, чем какие-то там брильянты. Вас, например, уже алмаз Кулинан украсит хуже, чем, литр спирта.
 
   - Не всем так повезло с генами, Елена. Я литр ну никак не ушатаю, в отличие от вас. – улыбнулась во все свои зубы Светлана. – И мне до пятидесяти месяца на три дальше, чем вам.
 
   - А на вид не скажешь. – парировала Елена. - Никто и не говорит о вас, Светлана. Красота в глазах смотрящего, знаете ли. Чтобы вы показались красивой, человеку нужно не менее литра чистого алкоголя. Смиритесь с этим, Светлана.
 
   - Вы, Елена, не могли бы на время спрятать свой раздвоенный язык? Мы ведь теряем время. Закуску я уже купила, а вы тут с алкоголем тупите, как в случае с тем аргентинцем в хамаме.
 
   - А вот это вот, Светочка, уже удар подлый. Тот аргентинец вполне себе подходил под общую статистику. Найти мужчину всей своей жизни и застесняться.
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
   Тут, на юбилейных посиделках, за разговорами о том – о сём, отец рассказал историю. Вроде интересная.
 
   Конечно, с большой претензией на лампу, но отец божился, что данные события, в своё время, даже освещались в номере районной „Сельской Вони“ и непосредственного участника он как бы даже и знал лично. И это. Не политота.
 
 
   Итак. Украина, лето 1945 г.
 
   Война окончена, но по лесам во всю еще шастают вооруженные банды, как идейных, так и просто, откровенно-преступных элементов.
 
   Хутор располагался в некотором отдалении от села, часто подвергался разграблениям и к концу войны был практически разорён. Но семья жила. Ближе к вечеру к хутору подошел человек, с той же целю – поживиться „чем богаты“. Хозяин вынес кое-что. Особо делиться было нечем. Своих бы прокормить. На том и разошлись.
 
   А через короткое время из леса вышла небольшая группа и направилась к хутору.
 
   Отец велел всем прятаться. Самую младшую пихнул в узкую нишу под печью, так как только она одна и могла туда пролезть и приказал карабкаться как можно глубже. И что бы ни звуку! Сам остался встречать.
 
   Хозяина убили первым. Без труда разыскали остальных, наскоро попрятавшихся домочадцев и тоже перебили. Начали переворачивать всё вверх дном в поисках ценного. Что находили съестного - вываливали на стол. Нашли самогон и сели перекусить.
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
   - Саш, приезжай, папе плохо…
 
   Он держал трубку у уха одной рукой. Другая, вооруженная палочками, окунала суши в соевый соус. Он отправил еду в рот, прожевал… На том конце терпеливо ждала мать.
 
   - Мама, ну сколько можно уже. Подыхает старый козел, да и хрен бы с ним.
 
   - Саш, приезжай. Он просит. Саша, пожалуйста…
 
   Сын вытер рот бумажной салфеткой. Приезжай… Столько лет сидел в своей норе, теперь приезжай…