Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
   Позвольте представиться – Мальчик. Нет, правда. Это мое имя. По крайней мере, то, которое вы, люди, можете выговорить. А настоящее имя звучит примерно так: Мраауенномяв-фр-мр-мр. Длинно, согласен. И неудобно.
 
   Так что – Мальчик.
 
   А еще я кот.
 
   Родился я в уютной коробке, под большим раскидистым деревом, во дворе больших домов. Из детства я мало что помню. Только помню, что мы с братиками и сестренками рано остались без матери. Сгинула она, как многие кошки, у которых нет своего человека.
 
   Зато прекрасно помню момент, когда я нашел своих людей – ну, мне так казалось... В тот дождливый вечер мне пришлось спасаться от собак на дереве. Помню, как мне было страшно и голодно. И я плакал, прося Великую Белую Мать, которая появляется на небе почти каждую ночь, помочь мне.
 
   И Мать услышала меня. И послала моего человека.
 
   Сначала я понял, что собаки убежали. Потом – почувствовал, как вкусно запахло мясом. А потом услышал голос Человека, который звал меня.
 
   Так я начал жить в доме.
 
   Надо сказать, это было... забавно. Оказывается, у людей есть много всего интересного. Например, на шкафу стояла большая клетка, в которой жил большой Крыс. Старый, сварливый, и очень умный. Мы с ним частенько по ночам тихонько болтали.
 
   Еще были всякие интересные штуковины, с которыми можно было играться – ну, или пытаться играться. Иногда эти штуковины могли здорово кусаться!
 
   В доме были широкие подоконники, с которых можно было смотреть на улицу. И был диван, на котором спали люди – мягкий, теплый. Я спал вместе с ними, правда, иногда мои люди во сне могли пинаться, но это не страшно. Зато и плохие сны им меньше снились.
 
   Один из моих людей почти все время отсутствовал – Работа. За нее человеку давали смешные шуршунчики, которые можно было обменять на еду. Шуршунчики были забавные и невкусные. А еще люди нервничали, когда я пытался ими поиграть.
 
   Мой второй человек много времени проводил дома. Лежал, читал, готовил еду – всегда под моим неусыпным присмотром. Вдруг что-нибудь напортачит! Мы много играли. А когда человек спал, я прижимался ухом к его животу и слушал, как растет внутри еще один мой человек...
 
   Помню, как однажды второй человек пропал из дома. Надолго. Первый человек тосковал, скучал. Пил какую-то противно пахнущую дрянь и выдыхал очень много вонючего дыма. А потом, мой второй – и самый главный! – человек вернулся. И не один.
 
   Сначала я даже не понял, что это за кулек, который осторожно положили на диван. Все вокруг столпились, какие-то чужие люди. Смотрели, громко ахали. Мой второй человек устало лег рядом и начал распутывать симпатичные ленточки. Конечно, я должен был помочь! Правда, я немного в них запутался.
 
   А потом был запах – такой странный... Такой знакомый... Так пахло от моих братьев и сестер, еще давно, когда они копошились под теплым мягким брюхом матери. Когда мой второй человек развернул кулек, я понял, чем это пахло! Это пахло моим третьим человеком! Я осторожно осмотрел своего теперь уже самого главного человека. Обнюхал. Теперь он пах так сладко, что я не удержался и лизнул длинную жесткую шерстку. И еще раз.
 
   Теперь я понял, зачем Великая Белая Мать послала меня к этим людям.
   Теперь этот третий человек был моей заботой.
 
   Дальше первый человек опять начал уходить на целые дни, оставляя нас одних. Второй человек начал болеть, переживать. Мой главный человек рос – ел, плакал и познавал мир.
 
   А я ему усиленно помогал!
 
   Иногда мы подолгу смотрели друг другу в глаза. Человек мне рассказывал о своих снах, а я ему – про пляшущие пылинки в солнечном луче. Человек рассказывал об ангелах, которые пели ему, когда он еще не родился. А я ему – про Великую Белую Мать...
 
   Мой второй человек был растерян и печален. Я никак не мог понять, что с ним случилось. Он мог бросить такую важную вещь, как нарезание мяса, и расплакаться. Я каждый раз пугался, тут же бросался утешать. А человек подхватывал меня поперек живота, прижимал к себе и что-то бормотал. Мне было очень неудобно, иногда даже больно – но я терпел. Потому что чувствовал, как разъедает что-то серое, мерзкое изнутри моего человека...
 
   Я спешил научить своего главного человека всему, что знал. Я знал, что мне немного отмеряно – так сказала Великая Белая Мать.
 
   Я учил его ползать. Умывать ладошки и мордочку. Гонять фантик на веревочке...
 
   Мои люди начали часто ссориться – и тогда я залезал под бок своего главного человека и ложился так, чтобы он не слышал, как ругаются люди. А потом шел утешать своего второго человека.
 
   Так продолжалось до лета.
   А потом Великая Белая Мать забрала меня – несмотря на то, что я так и не успел научить своего главного человека многим важным вещам...
   И теперь я слежу за ними с Радуги. Прихожу в сны – и ко второму своему человеку, и к самому главному... Он теперь уже совсем большой.
 
   Многое умеет, многое знает – и в этом заслуга его кошки. Это я попросил Великую Белую Мать послать моим людям помощника. Пеструшку по имени Шурочка. Она неловкая и неуклюжая, она плохо бегает и много спит. Но она отлично справляется с ночными кошмарами и серой разъедающей тоской. Она ласково мурчит и в тон фырчит. Она мягкая и теплая, и у нее отличная интуиция.
 
   Она не очень умная.
   Но теперь она – их кошка. А они – ее люди.
   А я? А я пойду дальше. Гулять по Радуге, пить лунное молоко и охотиться за сахарными мышками. И одним глазком, иногда – посматривать...
 
   © Кошка-Дашка

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить