Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

   «Это молодые еноты. Брать, не брать, – ваш выбор. Каждый сам решает, что делать с жизнью и судьбой, но на всё воля свыше. Храни вас бог…»

   Записка сопровождала клетку со зверушками.

   Верочка сунула бумажку в карман и улыбнулась двум енотикам. Подкидыши трогательно тянули из-за прутьев лапки-ручки. Картина беспризорного енотского отрочества надрывала сердце.

   – Я вас приючу и накормлю. – пообещала Вера и приветливо подала палец. Еноты ласково заурчали, теребя палец и тычась в него носиками – здоровались. Умницы!

   – У кого-то есть вера, но нет сердца… – вздохнула Верочка, смахнула слезинку и занесла клетку в квартиру.

   – Покуда обвыкайте, а я за кормом. Вернусь, выпущу, – поиграем, лапусеньки. – подмигнула она притихшим зверькам. Проклиная бездушие владельца пушистых симпатяг, вышла из дому.

.

   «Это молодые еноты…» – писала Вера. Дергающийся глаз и рука делали почерк скачущим, нервным. Оно понятно – квартира лежала в руинах. Поразительно, на что способны молодые еноты в ваше отсутствие…

   «…молодые еноты. – писала Вера. – Они очень миролюбивы и дружелюбны. Уверена, вы их полюбите».

   Она мрачно оглядела разруху – ковровая бомбардировка и ахтунг! Вся клокоча, продолжила: «Их зовут Ах и Тунг. К сожалению, мне негде теперь жить, иначе бы оставила их себе».

   Взяла клетку с утомленными, но счастливыми енотами, коих заманила внутрь лакомством, села в машину и отвезла под дверь бывшему.

   – Веселитесь, твари. – прошипела она, нажала звонок и сбежала.

 

   – Рука несомненно законченной алкоголички. – оценил Володя почерк непьющей Веры. – А еноты конечно вьетнамские. Тунг и Ах… Хым.

   Он поскреб в вороной бороде, думая как быть с забавными милахами. Вернусь с работы, решим. – рассудил он, положил в клетку съестного и проверил надежность запора…Ха-ха…

   «Это молодые еноты Тунг и Ах. – писал вечером Володя. – Вьетнамской породы. Будьте с ними ласковы, они многое пережили. К сожалению, у меня нет средств на их содержание».

   Володя не врал. Жилище подверглось нападению вандалов. Войдя вечером, парень сполз по стенке – квартира была обезображена. Привести в божеский вид – тьма денег.

   Безответных же зверушек подонки перемазали вареньем, медом, сметаной, яйцами, вываляли в перьях из растерзанных подушек и вернули в клетку. Зато, извращенцы зачем-то простирнули его трусы – они мокли в ванной.

   Жертвы вивисекции тянули из клети лапки к Володиной в одночасье поседевшей бороде. Заглядывали в глаза и сочувственно урчали. Зверь, а все понимает.

   – Простите, – сказал им Володя, смахивая слезу. – Здесь вам будет лучше.

   Поставил клетку под дверь своей старенькой доброй учительницы русского и литературы, надавил звонок и сбежал.

 

   – Ах, какая прелесть! Будет Жучке с кем поиграть. – всплеснула руками сухонькая старушка и уволокла переходящий приз в жилище.

   Еноты жадно тянули из-за прутьев лапки к собачонке, весело подмигивая глазами-маслинами…

   Умиляясь дружелюбию трогательных созданий, старуха отправилась в кухню за лакомством.

   Когда она вернулась, клетка оказалась настежь…

 

   «Милостивый государь. – церемонно начала трясущаяся старушонка. – Соблаговолите принять в дар пару молодых особей енота мужеского полу...»

   То, что мужеского, не даст соврать сука Жучка, которая жалобно поскуливала и едва шевелилась…

   «…мужеского полу и редкой вьетнамской породы. Имена прелестных созданий: Ах и Тунг. Эти ненавязчивые, спокойные зверьки привнесут в жизнь уют и покой. А их игры с вашими собаками изрядно позабавят…».

   – Надеюсь, вас пристрелят не раньше, чем обработаете его свору… – прошипела старуха разнузданным наебавшимся енотам. Нажала звонок на воротах, и живо ускакала во тьму.

   Ворота огораживали коттедж главного по ЖКХ, охотника и собачника, вора и кандидата в мундепы.

   – Ах и Тунг… Ах и Тунг! Откуда они пронюхали?! О-о! – стенал тот, ломая свои пухлые женские пальцы и грузно вышагивая по кабинету. – Надо срочно жениться…Жениться! Жениться…?!

   – Пристрелю! – вдруг в бешенстве завизжал он, сорвав со стены двустволку и приставив стволы к клетке.
Еноты весело заверещали и сунули в смертоносные дырки носы и усы.

   – Отвези их в дар какому-нибудь приюту. – приказал водителю кандидат. Совершить резонансное убийство нерезидентов Аха и Тунга он не мог. На это и был расчет врагов.

   – Ночью?

   – От меня и ночью примут.

   В приюте от исчадья вьетнамских джунглей отказались наотрез. Мы эту парочку знаем... – сказал сторож и глаза его страшно зажглись. Нихуя они не вьетнамские, – отечественные твари. И захлопнул дверь. Никакие угрозы не помогли.

   Пришлось доставить енотов в отделении полиции. Дежурные от скуки очень обрадовались забавным зверькам и сами распахнули клетку.
Не отъехав и пятидесяти метров, водитель услыхал, что в участке открылась беспорядочная пальба… Судя по тому, как визжали люди – огонь вели еноты.

   «Это молодые еноты…» – начиналась записка…

   (C) А.Болдырев.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить