Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   Приморский край. 2008 год. Деревня. Зима. Приближается два часа ночи.
 
   Местный фельдшер просыпается от странного шума за окном, но поскольку шум быстро стихает, фельдшер решает не заморачиваться и продолжает спать дальше.
 
   Утром, сладкий сон покидает его и наш герой мчится во двор (ибо утро, даже у фельдшеров, начинается не с кофе), но добежав до двери, фельдшер понимает, что открыть её не так просто как могло показаться на первый взгляд. Дверь чем-то привалена снаружи. Повторные попытки, также, не увенчались успехом. Совершенно отчаявшись выйти на улицу через дверь и не горя желанием опустошать мочевой пузырь в ведро, фельдшер принимает единственно-верное решение — лезет в окно. Но, оказавшись на улице, герой этой истории, решает сначала проверить, что там с дверью, а уже потом бежать в туалет. А вот это решение оказалось в корне неверным.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   Дед мой, когда узнал, что смертельно болен и жить ему осталось пару месяцев, не сделал ничего. Абсолютно. Никаких вот этих, знаете ли, внезапных, неоправданно дорогих коньяков и надрывных поездок на моря, никаких скоропостижных исполнений заветных желаний детства и ночных звонков тем, кому всю жизнь собирался позвонить, да всё почему-то откладывал. Не было и массового сбора безутешных родственников с последующим изречением мудрых наказов со смертного одра. Не нужно было запоминать золотые слова и ломать веник, сначала по одной веточке, а потом и всей вязанкой, делая на основе этой порчи имущества глубокие и очень важные выводы как о людях, так и о собственной физической подготовке. Не было никакой суеты и отчаянья. Вообще ничего не было.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   Сейчас модно про карму. И у меня есть история. Рассказал тут один, – он участковый распиздяй и знаком с этим делом по долгу службы. Так что, всё правда и награда нашла героя…

   Кратко, – один гражданин (назовём Василий), страдал эсгиби… циби…ониз… Тьфу!

   В общем, – любил в публичном месте (в лесу), фраппировать молоденьких дам своим обнаженным видом, а главным образом членом. Только потеплеет, покрасят лавки, пригородный лесок обрызнется зеленью, – он тут как тут.

   Сидит в кустах, как собака над кучкой – подрагивает от возбуждения, и ждёт, когда на просеке появится молодка с коляской, или прыщавка пробежит трусцой. Нет, он не выскакивал вдруг у них перед носом, – ему нравилось возникать за спиной как привидение, дикое, но симпатишное, кашлянуть, и: «Мадам, который час?».

   Баба вскрикнет, обернется, а он стоит – в одной руке лёгкая шляпа на отлёте, другой дрочит, еще и улыбается – Юлий Цезарь блядь. Некоторые с криком убегали, другие обругав, уходили фырча, кто-то крутили у виска, кто-то снимал на телефон.

   А ему похуй, – он всем говорил: «Мерси», и невозмутимо, с достоинством скрывался в чаще.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   В своей жизни за грибами я ходил два раза.
 
   Первый - когда мне было лет 11, с роднёй катался и набрал кучу мухоморов, ибо не шарил. Второй раз в 16, после чего занятие это я окончательно невзлюбил. Собственно, о втором разе и хочу вам рассказать.
 
   Так уж получилось, что с шести лет я жил в небольшом городке в Якутии. Край этот безумно красивый и настолько же безумно суровый. Зима - лютая и долгая, лето - короткое, иногда бывает жарким. В одно такое лето мы с пацанами решили сходить за грибами-ягодами.
 
   Было нам лет по 15-16 тогда. Сидели во дворе, страдали хернёй, и тут Серёга предложил раздобыть естественного, природного хавчика. Так как время близилось к вечеру, то решили отправиться на следующий день, с утра пораньше. Ну, как пораньше, сбор назначили на 10 утра, в это время опытные грибники уже вовсю зачищают поляны, но нам было как-то похер, там более, что лето, по слухам от тех же грибников, выдалось урожайным и жратвы в лесах было навалом.

   И так как лето было урожайным, а жили мы в Якутии, то помимо рассказов про усеянные грибами-ягодами поляны, ходили по нашему городку и истории про медведей. Шёл второй месяц нашего лета, а про встречи с медведями в местной газетёнке написали уже раз десять. Видимо, вдоволь налопавшись, косолапые внезапно схватывали порцию умиротворения и пытались затусить с людьми.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   Байка из категории «за что купил – за то и продаю». То есть, за достоверность не ручаюсь, сам слышал «из вторых рук». Но история показалась мне забавной – почему бы не поделиться с народом?

   Была в наших краях одна заправка… впрочем – почему «была»? До сих пор на месте, правда, уже собственник у неё другой. А в описываемые времена принадлежала она Юкосу. Впрочем, к истории это отношения не имеет. Заправка благоустроенная – с магазинчиком, с кафе – всё, как полагается.

   А рядом находилась «точка», на которой трудились, как теперь говорят, «девушки с пониженной социальной ответственностью». Эти труженицы частенько пользовались туалетом заправки «в целях личной гигиены» и кафешкой, в которой перекусывали. Естественно, что оба коллектива – заправки и «точки» знали друг дружку в лицо, а иногда и выпивали вместе, после трудовой смены.

   А один из заправщиков – назовём его Лёха – парень молодой, холостой – время от времени, когда заводились лишние денежки, активно пользовался услугами «соседок».

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна

   Прогуливаюсь с девушкой (Д) в парке. Присели на лавочку, сидим болтаем.

   Подбегает женщина (Ж) и начинает вести классическую речь на тему:

   Ж: - Купи девушке цветы!

   С моей мадемуазель вместе довольно давно, поэтому покупка "бабских ништячков" идёт, в основном, по расписанию (да-да, я о з/п).

   Понимаю, что женщина так просто не отстанет, да и обижать не хочется грубым посылом, произношу простую фразу:

   Я: - Я гомик.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   Кто-то давит молчанием, кто-то печальным лицом, кто-то истерикой, кто-то постоянными расставаниями, кто-то псевдоравнодушием, кто-то отказом от секса, кто-то изменами, кто-то слезами.

   А у каждого мужика своя зона раздражения.

   Когда мужик говорит, что его баба не выносит мозг, значит её способ не попадает в его зону.

   Например, она постоянно рыдает, а он не считает это проблемой. Он просто на дух не переносил, когда бывшая могла молчать часами, а то и днями. Поэтому нынешняя для него маленькая девочка, которую хочется жалеть, а не холодная стерва.

   Или баба может в ярости швырять тарелки, а мужик спокойно говорит: ну и убери потом за собой. Ему не жаль тарелок, и обоев не жаль. Но он не смог бы выдержать отказ от секса, который у них такой же страстный, как битье посуды. Поэтому его баба для него страстная фурия, богиня секса, а не истеричка.

   Или наоборот. Баба при любой ссоре молчит. Час молчит, два, день молчит. А мужику отлично. Главное, дома. И в остальном всё по-прежнему. Пусть лучше молчит, в ней же самой всё и перебродит. Это лучше того как поступала мать: собирала вещи и уходила. Перед этим вывалив все, что она думает об отце. Не, детей она не стеснялась

   А, когда баба говорит "я не выношу мозг" - не верьте. Просто её способ очень сильно отличается от всех вам известных и тщательно замаскирован. И, когда вы его узнаете, надеюсь, вы не закричите "да лучше бы ты, сука, посуду била!"

   И, пожалуйста, без иллюзий.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

 

   У мамы в серванте жил хрусталь. Салатницы, фруктовницы, селедочницы. Все громоздкое, непрактичное. И ещё фарфор. Красивый, с переливчатым рисунком цветов и бабочек. Набор из 12 тарелок, чайных пар, и блюд под горячее. Мама покупала его еще в советские времена, и ходила куда-то ночью с номером 28 на руке. Она называла это: "Урвала". Когда у нас бывали гости, я стелила на стол кипенно белую скатерть. Скатерть просила нарядного фарфора.

   - Мам, можно?
   - Не надо, это для гостей.
   - Так у нас же гости!
   - Да какие это гости! Соседи да баб Полина...

   Я поняла: чтобы фарфор вышел из серванта, надо, чтобы английская королева бросила Лондон и заглянула в спальный район Капотни, в гости к маме. Раньше так было принято: купить и ждать, когда начнется настоящая жизнь. А та, которая уже сегодня - не считается. Что это за жизнь такая? Сплошное преодоление. Мало денег, мало радости, много проблем. Настоящая жизнь начнется потом. Прямо раз - и начнется. И в этот день мы будем есть суп из хрустальной супницы и пить чай из фарфоровых чашек.

   Но не сегодня.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   Первый европейский курильщик был арестован по подозрению в одержимости дьяволом.

   Первопроходца звали Родриго де Херес и он был испанским матросом, совершившим путешествие в Америку с Христофором Колумбом.

   Родриго вместе с остальной командой корабля впервые увидел табак на Багамских островах в 1492-м году, где туземцы курили высушенные табачные листья. Испанцы посчитали курение табака бессмысленным занятием. Зачем сворачивать табачные листья, поджигать и тянуть в себя дым?

   Однако, Хересу курение понравилось. Он был единственным членом экипажа, пристрастившимся к курению. Эту привычку он привёз с собой домой в Испанию.

   Где и был арестован, так как соотечественники решили, что дым, валивший изо рта Родриго — явный признак одержимости дьяволом. Хереса посадили в тюрьму, где он пробыл целых семь лет, пока его не выпустили в связи с тем, что курение табака легализовали на всей территории Испании.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   В 1981 году я, практически не испытав трудностей, поступил в ПТУ. Впереди меня ожидало большое светлое будущее: выучусь, получу специальность, женюсь на грудастой тёлке, буду строить дома благодарным советским людям, нажираться по выходным до потери сознания. Но главное, наконец-то закончились эти остопиздевшие уроки, эти бесконечные параши в дневнике и вызов родителей в школу. Детство кончилось, да и на хуй такое детство. Впереди взрослая жизнь.

   После четырёхлетнего перерыва я опять приехал к бабушке в деревню на Волге. Впереди целое лето. Как же пиздато всё-таки жить!
 
   В соседнем доме живёт председатель местного колхоза «Красный тракторист», Павел Егорович. У него две дочки, двойняшки, Маша и Нюра. Не знаю, как так изъебнулась природа, но у одной из них болезнь Дауна. Маша учится в Куйбышеве в медицинском институте, а Нюра каждое утро приходит к нам во двор и мы подолгу разглядываем друг друга. У неё очень смешная грушеобразная голова и маленькие поросячьи глазки, которые смотрят в разные стороны. Комплекцией она напоминает небольшого борца суммо и у неё совсем нет сисек, хотя она старше меня года на три-четыре. Стрижка короткая, рваная, задорными пушистыми клочками. Она ковыряется в носу, и то и дело выпускает небольшую струйку слюны, а когда смеётся, слюни начинают пузыриться. Я стараюсь общаться с ней как с нормальным человеком: «Привет, как жизнь молодая?» Нюра улыбается: «Гыыыыыы». «Хорошая погода сегодня?». «Гыгыггыыгыгы». «На речку то пойдём?». «Аыаааааыыыааааы» - радостно верещит Нюрка и, раскрасневшись, начинает ссать. Тёмно-жёлтые струи мочи текут по ногам, пенятся и образуют забавную лужицу на земле. Я пытаюсь сдерживать смех, но меня распирает так, что приходиться убегать в дом. Такие вот небольшие деревенские радости.