Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   История из детства — она главная. Только по ней можно человека понять; неважно, какой он сейчас, что с ним происходит, — история все объяснит в человеке. Какой он.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   2003 год. Санкт-Петербург. Пара по сопромату. В дверь аудитории заглянул Директор по научной работе.

   - Гагач, подойди! Простите, Сергей Львович, что прерываю лекцию - извинился он перед доцентом, - отдам Алексею документ, пока он на месте.

   Я быстро подошёл к директору, попутно думая: «Всё? Меня за косяки выпёздывают из универа? Как они узнали, что я во время утреннего дежурства в столовой выжал половую тряпку в кастрюлю с супом, отчего едоки обосрали в туалетах все горизонтальные и вертикальные поверхности по самую ватерлинию?»

   - Гагач, держи письмо от дяди! Отнесись серьёзно, не потеряй! – строго сказал директор и подмигнул, передавая мне какой-то конверт. – Всё, давай…

   Он дружески хлопнул меня по плечу, и, чего никогда не бывало, пожал мне руку. Я в ахуе взял конверт и вернулся на своё место. Развернул письмо:

   «Алексей! Не знаю, слышал ли ты обо мне или нет. Я твой дядя, Михаил Иванович. Сводный брат твоей матери от первого брака. В 1980 году, на дне рождения твоей бабушки мы с сестрой сильно поссорились и с тех пор больше не общались. Подозреваю, что тебе обо мне никогда не рассказывали. Приезжай на юбилей, познакомимся. Мне будет шестьдесят пять лет. Надо собирать потерянное по крупицам, пока жив. Над подарком сильно не парься».

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   Однажды я села в машину, включила передачу и с размаху ткнулась в бетонный чан, то есть, простите, будущую клумбу, которую городские озеленители для красоты водрузили прямо посреди двора.

   — Замена рулевой тяги, — сказал автослесарь, послушав клекот, доносящийся из-под капота. — Всех делов на час.

   — Хороший парень, — вздохнул директор автосервиса, — механик от бога. Руки золотые. Жалко, так всю жизнь и будет в чужих машинах копаться.

   — Пьет? — догадалась я.
   — Хуже. Пить можно завязать. А этого просто все устраивает. Расти не хочет.
   — Не хочу, — подтвердил механик от бога. — Посидите, девушка, тут, сейчас все сделаем.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   Иногда женщины, собираясь выйти в люди, пишут в своих социальных сетях: «будет жаркая ночь», «оторвемся по полной», выкладывают фото с ярким макияжем и делают всякое прочее.

   Потом они направляются в питейные заведения, а я, надо сказать, в таких заведениях бывал неоднократно. Происходит там вот что: стайка возбужденных женщин чокается друг с другом, визгливо клокочет свои тосты и валится на танцпол. На танцполе они двигаются под сладкую музыку, привлекая внимание окосевших самцов, которые скользят по ним жадными взглядами. Затем возбужденные самцы обхватывают полузнакомых женщин своими мохнатыми руками и наглаживают по всякому неприличному.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   Если смотреть на него в навигатор, то увидишь потрескавшуюся в мелкую паутинку маленькую, щербатую тарелочку, притаившуюся где-то на краю периферийного застолья. С широкой каемкой из дач, огородов, и аккурат по середке, поданным как на десерт зефирно-белым храмом, какого-то святого человека замученного до смерти еще при жизни. Маленький, сонный городишко. Никакого тебе хулиганья на ночных улицах. Мамаши допоздна гуляющие с малышами в парке, водители пропускающие торопящихся пешеходов, пешеходы торопятся перейти дорогу, чтобы пропустить торопящихся водителей. И лишь иногда чуть всколыхнет, и пронесётся рябью по тихому омуту известие о том, что какой-то бедолага узнав лишнего и перебрав лишнего, зарубил топором свою дражайшую вторую половину. Молодая, одинокая мамаша зашла к соседке поговорить по бабьи за рюмочкой, забыв в ванной восьмимесячного сынишку, который покричал, покричал, да и утонул уставши. Или веселые человеки Трофимов и Колбаса, отмотав двадцать лет вернулись в город, чуть погуляли, да и задушили двух пенсионерок, забили молотком таксиста, прикопали его на кладбище, а машину сожгли.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   Когда Йося Шулькин пошел работать главным балабузом на строительный склад, его мама Циля Залмановна тут же поняла, что ничем хорошим это не кончится.

   — Этот идиёт хочет трепать мне последний нерв! Мальчику только тридцать пять, а на складе сплошной дефицит и большие деньги! Это надо было растить его всю жизнь, кормить бульоном и любить больше жизни, чтобы дожить до такого? Вэйз мир! Я с этим Йосей, дай ему бог здоровья, скоро умру и даже не надо мене уговаривать!

   — Так за что же вы будете умирать?- спрашивала Цилю Залмановну ее соседка Хася - Вы таки как хочите, но я вас не понимаю, мадам Шулькина! У мальчика такая работа и перспектива на премиальные, а вы тут кричите, как потерпевшая от пожара и делаете трагедию из Гамлета!

   — Хася, ты просто никогда не жила красиво, Хася! У тебя из богатства — только вставной зуб и чугунная утятница! Ты не понимаешь, что за красиво надо платить. Мальчика могут посадить, Хася! Быть начальником склада — это как быть военным сапером. И там, и здесь одно неловкое движение, и жизнь летит под откос!

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   Мир, увы, не всегда спасает красота.

   Мы правильно живем в этом мире, если правильно любим его …

   «Каждый обитатель нашего дома, в котором жила и я, знал, насколько Уродливый был уродлив. Наш местный кот.

   Уродливый любил три вещи в этом мире: борьба за выживание, поедание «чего подвернётся» и, скажем так, любовь. Комбинация этих вещей плюс бездомное проживание на нашем дворе, оставила на теле Уродливого неизгладимые следы.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   Пиздец в строительном магазине начался с того момента, как Василию показали хуй. Глядя на Васю, не скажешь, что к нему можно вот так запросто подойти и показать шнягу. Габаритов он больших, выглядит брутально, трындюлей рискуешь огрести не по-детски. Мало кто знает, что этот здоровяк мухи не обидит. Однако, инцидент с хуем произошёл. Рассказываю.

   На дворе стоял 2005 год. По всей стране густо открывались секс-шопы, стремительно вытесняя с рынка торговцев деревянными хуями. Техническо-сексуальная революция, так сказать. Новые девайсы требовали батареек и ремонта. Вот и у некой Галины Анатольевны, сорока восьми лет от роду, импортный прибор, помещённый в рабочую среду (сиречь пизду), пару раз рыпнулся и издох, похоронив надежду на оргазм.

   "От мужа толку нет, ещё и самотык накрылся" - расстроилась тётка.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Основано на реальных событиях, имена изменены.

Я люблю кладбища. Кажется, я даже уже об этом писала. Там есть о чем подумать. Идешь тихо, смотришь на могилы и понимаешь, что за этими одинаковыми камнями и крестами – судьбы. Разные, неповторимые… Радости, беды, надежды, разочарования, любовь, ненависть… Кем были эти люди? Как жили? Как умирали? Хорошо, плохо? О чем мечтали?.. Бог весть…

Больше всего люблю сельские кладбища. И особенно весной. Рядом со смертью – рождение новой жизни. Пробуждается и поёт природа, греет солнце, щебечут птицы. И именно в этот миг чувствуешь, что смерти-то этой и нет. Просто открылась дверь, и ушёл туда человек. Куда? И что будет теперь с ним? Знает только Господь…

***

В этом году в нашей деревне меня опять туда потянуло.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Люди, которые разговаривают по громкой связи телефона в общественном месте, сами подставляются. И молчать о них преступно. Идёт передо мной, держит мобильник у рта, разговаривает с женой, наверное:

— Ты картошку хотела пожарить сегодня. Пожарила?
— Пожарила, — доносится приглушённо из телефона.
— С колбасой?
— С колбасой.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

   «Это молодые еноты. Брать, не брать, – ваш выбор. Каждый сам решает, что делать с жизнью и судьбой, но на всё воля свыше. Храни вас бог…»

   Записка сопровождала клетку со зверушками.

   Верочка сунула бумажку в карман и улыбнулась двум енотикам. Подкидыши трогательно тянули из-за прутьев лапки-ручки. Картина беспризорного енотского отрочества надрывала сердце.

   – Я вас приючу и накормлю. – пообещала Вера и приветливо подала палец. Еноты ласково заурчали, теребя палец и тычась в него носиками – здоровались. Умницы!

   – У кого-то есть вера, но нет сердца… – вздохнула Верочка, смахнула слезинку и занесла клетку в квартиру.

   – Покуда обвыкайте, а я за кормом. Вернусь, выпущу, – поиграем, лапусеньки. – подмигнула она притихшим зверькам. Проклиная бездушие владельца пушистых симпатяг, вышла из дому.