Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
   У Вити Кныша околела бабка. Жила себе старушка, не бздела, а тут – чпок – и загнула когти: мочевой пузырь по шву лопнул. Бабка рассол от помидоров сильно уважала. Третьего дня банку трехлитровую в один ебальничег морщинистый скушала и поехала на картошку двести километров без остановок. Там, посреди ботвы и колорадских жуков, в самом расцвете старушечьих сил, можно сказать, и крякнула. Казалось бы, семьдесят три всего – в трамвае хоть с пяти утра на костылях фехтуй, скамейки под домом на вылет проперживай, а по выходным хрючево для внука кашеварь – не жизнь, а малина. И тут такая неприятность с косой…
 
   Родственники к трагическому событию прохладно отнеслись – у кого аллергия на трупы, кому накладно, кому и вовсе похуй. В общем, чмырьё нестроевое, а не родственники: сострадания со щедростью – таракан наёб, а дармового борщеца за помин души прихавать – так у всех ебало на распашку. Один Кныш извелся весь: ему бабку жалко практически до слез – хрючево нажористое было, блинчики с павидлом, то-сё, пенсия опять же… Хули делать, хочешь, не хочешь, а зарыть как-то надо.
 
   Витек финансовое бремя на себя взвалил, а меня по-братски подсобить попросил – с одними старухами-плакальщицами и гроб, и венки, и табуретки там всякие таскать тяжко. В общем, местяк под бабушку в каком-то блядь кювете исхлопотал и, прискорбно мурлыкая "я пью до дна за тех, кто в морге", сел поджидать, пока она из этого самого морга прикатит. Покуда ждали, Кныш и его кореш – литр водяры – в квартире антураж "пичалько" навели: гераньку черной ленточкой обвязали и зеркальце для бритья чистым носком завесили, чтоб видно было – траур ниибацца.
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
   1. Весь словарь русского мата, сленга и жаргонизмов насчитывает, по некоторым оценкам, более 10 тысяч слов.
 
   2. Громкая и отчаянная брань повышает болевой порог на 15%. Доказано «Разрушителями мифов» на собственном примере в одном из выпусков.
 
   3. Матом с удовольствием ругались и защищали его как часть русского языка Александр Пушкин, Иван Бунин, Лев Толстой, Александр Куприн, Владимир Маяковский.
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
   Как-то в интернете мне попались такие слова: «Как женщина думает о мужчине, таким он и становится. Поразительная вещь. Так всегдабывает. И ничего с этим нельзя сделать. Это как тайна какая-то, понимаете? Женская сила так сильна, она так тонко действует, что ничего нельзя сделать. Если женщина тебя считает ничтожеством, ты становишься ничтожеством. Ужасная сила, разрушительная. С другой стороны, женщина считает: «Очень хорошо. Мне такой мужчина нужен. Это мой человек», - сразу, он тут же меняется, начинает расцветать». Олег Торсунов.
 
   И я задумалась. Думала долго, некоторые моменты проживала в своей жизни. А сегодня решила поделиться с вами этими мыслями:
 
   он неудачник,
   ему нельзя доверять,
   он ни на что не способен,
   у него ничего не получится,
   я достойна лучшего,
   он обязательно должен измениться,
   у него много недостатков.
 
   Этот список может быть бесконечным, если вовремя не остановиться. Этим списком мы постоянно делимся со своими подругами, с мамой, а если и не делимся, то прокручиваем постоянно в своей голове.
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
    - Елена, я могу поинтересоваться, почему в ювелирном вы у прилавка стоите не более десяти минут, а в вино-водочном отделе супермаркета вы зависаете уже сорок минут? – ласково поинтересовалась Светлана у подруги.
 
   - Здесь выбор больше, Светлана, чем в ювелирном. – ласково ответила Елена. – В свои пятьдесят вы могли бы и знать, что правильный выбор алкоголя украшает женщину сильнее, чем какие-то там брильянты. Вас, например, уже алмаз Кулинан украсит хуже, чем, литр спирта.
 
   - Не всем так повезло с генами, Елена. Я литр ну никак не ушатаю, в отличие от вас. – улыбнулась во все свои зубы Светлана. – И мне до пятидесяти месяца на три дальше, чем вам.
 
   - А на вид не скажешь. – парировала Елена. - Никто и не говорит о вас, Светлана. Красота в глазах смотрящего, знаете ли. Чтобы вы показались красивой, человеку нужно не менее литра чистого алкоголя. Смиритесь с этим, Светлана.
 
   - Вы, Елена, не могли бы на время спрятать свой раздвоенный язык? Мы ведь теряем время. Закуску я уже купила, а вы тут с алкоголем тупите, как в случае с тем аргентинцем в хамаме.
 
   - А вот это вот, Светочка, уже удар подлый. Тот аргентинец вполне себе подходил под общую статистику. Найти мужчину всей своей жизни и застесняться.
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
   Тут, на юбилейных посиделках, за разговорами о том – о сём, отец рассказал историю. Вроде интересная.
 
   Конечно, с большой претензией на лампу, но отец божился, что данные события, в своё время, даже освещались в номере районной „Сельской Вони“ и непосредственного участника он как бы даже и знал лично. И это. Не политота.
 
 
   Итак. Украина, лето 1945 г.
 
   Война окончена, но по лесам во всю еще шастают вооруженные банды, как идейных, так и просто, откровенно-преступных элементов.
 
   Хутор располагался в некотором отдалении от села, часто подвергался разграблениям и к концу войны был практически разорён. Но семья жила. Ближе к вечеру к хутору подошел человек, с той же целю – поживиться „чем богаты“. Хозяин вынес кое-что. Особо делиться было нечем. Своих бы прокормить. На том и разошлись.
 
   А через короткое время из леса вышла небольшая группа и направилась к хутору.
 
   Отец велел всем прятаться. Самую младшую пихнул в узкую нишу под печью, так как только она одна и могла туда пролезть и приказал карабкаться как можно глубже. И что бы ни звуку! Сам остался встречать.
 
   Хозяина убили первым. Без труда разыскали остальных, наскоро попрятавшихся домочадцев и тоже перебили. Начали переворачивать всё вверх дном в поисках ценного. Что находили съестного - вываливали на стол. Нашли самогон и сели перекусить.
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
   - Саш, приезжай, папе плохо…
 
   Он держал трубку у уха одной рукой. Другая, вооруженная палочками, окунала суши в соевый соус. Он отправил еду в рот, прожевал… На том конце терпеливо ждала мать.
 
   - Мама, ну сколько можно уже. Подыхает старый козел, да и хрен бы с ним.
 
   - Саш, приезжай. Он просит. Саша, пожалуйста…
 
   Сын вытер рот бумажной салфеткой. Приезжай… Столько лет сидел в своей норе, теперь приезжай…
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
   Как-то большой компанией мы сидели в гостях у наших друзей, попивали вискарик. Ну и как обычно, не хватило, время уже к девяти. Хозяин дома Саша срочно был послан в супермаркет за добавкой, а жена ему ещё и мусор дала, чтобы по пути выбросил. Саня у нас парень немаленький. Плечи широкие, морда здоровая... Подходит он к помойке, выкидывать мусор, а там тщедушный мужичок в рванье ковыряется. И так Сане стало неудобно, что в кризис он висками всякими балуется и балыком закусывает, в то время, когда люди на помойке еду ищут... Решил он дядьку накормить. О чем ему и сообщил. Дядя смущённо отнекивался, благодарил и пятился от нашего Саши. Но от Саши так просто не отделаться. Со словами "Хорош сиськи мять, бьют - беги, дают - бери" он потащил бомжа в магазин. Там, купив алкоголь, закупил и подарок бедному дядьке. Вареной колбасы, пива, хлеба, каких-то консервов - короче, продуктовый набор. С чувством исполненного долга наш товарищ расстался с мужичком, на прощание потрепав его по загривку, выдав что-то типа "Не дрейфь, прорвемся" пошёл к нам.
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
   Привозят раз зимой на «скорую» роженицу из далёкого хутора на своём транспорте. Женщина лежит на заднем сидении «москвича», стонет. Стали её извлекать, чтобы в роддом занести (он рядом с неотложкой).
 
   Смотрят, а у неё уже головка младенца между ног торчит. Причём головка одетая в ...чепчик. Все в осадок выпали, а папаша объясняет:
 
   - Да подъезжали уже, а он полез. Ну я ему чепчик и надел, чтоб не застудился. Зима всё-таки.
 
   Так что иногда рождаются не только в рубашках, но и в чепчиках.

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
   «Из личного (про водку)» Евгений Гришковец 
 
 
 
   Помню, однажды один корсиканец пытался научить меня пить пастис. Я отказывался, говорил, что не могу пить ничего анисового. Он же утверждал, что я просто не умею его пить, потому что ни разу не пил его так, как пьют его на Корсике. А у меня даже от запаха этого знаменитого напитка все волосы на теле становились дыбом. Но он настаивал. Я согласился попробовать.
 
   Он обрадовался, притащил бутылку пастиса, нужные стаканы, воду и лёд. Он всё, как положено, смешал, добавил льда. От соединения с водой и со льдом пастис моментально побелел. Корсиканец долго позвякивал льдинками, помешивая разбавленный водой пастис. Потом попробовал, удовлетворённо кивнул и облизал губы. Мы выпили.
 
   Волосы, разумеется, на моём теле встали дыбом. И даже не только встали, но и выпрямились. Я с трудом и, собрав всё своё мужество, допил предложенное, но гримасу скрыть не смог. Он был разочарован мною и сказал: «Водку-то ты пьёшь и не кривишься, а она-то куда противнее». Тут стало обидно мне. И я спросил его, как он пьёт водку. Он ответил, что старается её никогда не пить, но если пьёт, то пытается проглотить её как можно быстрее, так как вкус у водки уж больно ужасный. Однако, быстрому её проглатыванию мешает лёд, плавающий в стакане.
 
   Тогда я понял, что водка – это сугубо наш напиток, я бы даже уточнил, ЛИЧНО наш.

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна

   Идеальное преступление существует? Много лет писатели обдумывали эту идею и убийцы тоже. Некоторым даже удалось воплотить данную идею. Возьмем дело Говарда Грина в Лондоне.

   Грин был скромным портным, уважаемый в обществе. Он вел дневник, который полиция нашла в его собственном доме. В дневнике он очень детально анализировал 14 способов убийства своей жены, к которой он испытывал глубокую тайную ненависть.

   Некоторые из способов были нелепы, другие смелые, один или два на самом деле блестящие. Но что Грин понял сразу, было то, что главная опасность для преступления была не возможность расследования фактов в прошлом, а проблемы, которые могут возникнуть в будущем.

   Каждое алиби содержит элемент лжи, который, если постараться, может быть раскрыт. Грин сделал вывод, что единственное идеальное убийство-это не то, которое остается не раскрытым, а то, которое раскрывается, но с неверным преступником.