Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

   Пиздец в строительном магазине начался с того момента, как Василию показали хуй. Глядя на Васю, не скажешь, что к нему можно вот так запросто подойти и показать шнягу. Габаритов он больших, выглядит брутально, трындюлей рискуешь огрести не по-детски. Мало кто знает, что этот здоровяк мухи не обидит. Однако, инцидент с хуем произошёл. Рассказываю.

   На дворе стоял 2005 год. По всей стране густо открывались секс-шопы, стремительно вытесняя с рынка торговцев деревянными хуями. Техническо-сексуальная революция, так сказать. Новые девайсы требовали батареек и ремонта. Вот и у некой Галины Анатольевны, сорока восьми лет от роду, импортный прибор, помещённый в рабочую среду (сиречь пизду), пару раз рыпнулся и издох, похоронив надежду на оргазм.

   "От мужа толку нет, ещё и самотык накрылся" - расстроилась тётка.

   - Гена, иди почини Полиграфа! - позвала она супруга. Гена, это, значит, супруг, а Полиграф, это, значит, дилдо. Любила барышня Булгакова, ничего не скажешь.

   - А понюхайте-ка, мадам, мой пролетарский кукиш! - наотрез отказался интеллигентный супруг и ревниво посмотрел на поломанного конкурента.

   - Ну-у-у-у, Ге-е-е-енааа! - захныкала Галина Анатольевна, - Какой же ты не современный! Починишь - отпущу на рыбалку, нет - выгоню на улицу к бомжам. Посмотрю, как ты, дрыщь беспородный, там свой кукиш дашь понюхать! Пролета-а-арский, блядь! Был бы пролетарский, Полиграфа не пришлось бы покупать!

   Гена задумчиво почесал лысину, покрутил устройство в руках и, как все нормальные люди, потащил непонятный девайс в строительный магазин, предварительно окатив кипятком для дезинфекции.

   "Наверняка, я не первый с таким вопросом. - думал Геннадий. - Там люди понимающие, разберутся как надо, современные опять же, не то что я!"

   Однако, подойдя к прилавку отдела электрики, за которым стоял упомянутый в первом абзаце Василий, Гена стушевался.

   - Что Вам? - строго спросил Вася у невзрачного, лысоватого мужичка с сумкой на плече.

   - Умняуймался... - испуганно промямлил Гена. С лысины обильно потёк пот, задрожали коленки.

   - Не слышу, говорите чётче! - громко, как глухому, сказал продавец. На его голос невольно обернулись остальные покупатели.

   - У МЕНЯ СЛОМАЛСЯ ХУЙ! - отчеканил напуганный подкаблучник и резко достал резиновое дилдо из сумки. - Вот, Полиграф...

   Мужик держал перед собой огромный, качающийся, натуралистичного цвета бобенис, заслоняясь им от Василия, как охотник на вампиров, обороняющийся распятием от упырей.

   Настала тишина. Прифигевший народ, не привыкший к такому разврату, с ужасом разглядывал Полиграфа, Геннадия, Василия, снова Полиграфа.

   Видимо что-то живое в устройствах всё же есть. Не зря их наделяют человеческими именами. Убедившись, что собрал на себе максимальное внимание аудитории, Полиграф заработал...

   И дело было вовсе не в батарейках! Гена от испуга так сильно сжал самотык, что благополучно замкнулся нарушенный контакт. Хуй бодро зажужжал и начал извиваться как червяк из кинофильма «Дрожь земли».

   - А-а-а-а-а!!! – заорал мужик и от испуга бросил Полиграфа в толпу.

   Пиздец ещё не настал, нет…

   Жужжа и извиваясь, хуй, провожаемый десятком пар глаз, описал дугу и, как мячик в баскетбольную корзину, вошёл в капюшон шабашнику Ашоту. Ашот был единственным, кто не видел происходящего ранее перфоманса. Он стоял у стенда с розетками и пытался на пальцах подсчитать, сколько же надо их взять, пока ему в спину не ударило НЕЧТО, которое тут же принялось приятно массажировать трудовую спину.

   Ашот резко обернулся. С удивлением увидел, что абсолютно весь магазин молча и внимательно на него смотрит.

   - Э-э-э-э! Што здэсь? Катёнак, да?! – наивный гастрабайтер полез в капюшон, чтобы достать, по его мнению, пушистого и милого «катёнка». С хуя ли он решил, что ему в капюшон прилетел котёнок, я в душе не ебу. Логику данных персонажей понять трудно, да и не надо – вредно для психики.

   Народ в ахуе наблюдал, как Ашот достал из-за спины, словно межгалактический герой лазерный меч, азартно извивающегося Полиграфа. Некоторое время он на него смотрел, деля всю свою сознательную жизнь на «До» и «После».

   И вот теперь начался пиздец! Ашот отбросил Полиграфа и с кулаками бросился хуячить всех, кого видел. Всё смешалось в строительном магазине. За одну секунду заведение превратилось в азартный вертеп, где Ашот пиздел людей, а потом люди пиздели Ашота. Один дядька, особенно рассерженный незаслуженными дюлями от гастрабайтера, схватил хуй, и как милицейской дубинкой, начал дубасить им несчастного.

   А Гена? А что Гена? Он пошёл покупать нового Полиграфа… Иначе никакой рыбалки…

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить